ИНЖЕНЕРНО-ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗЫСКАНИЯ И ИНТЕРЕСЫ БИЗНЕСА

Автор: Владимир СТУРМАН, ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций», г. Санкт-Петербург

В историческом плане инженерно-экологические изыскания – такое же порождение «экологического бума» 1990-х гг., как и экологические образование, природоохранные ведомства и службы, общественные организации, а также многочисленные экологические науки с разной степенью обеспеченности предметами исследования. Далеко не всему появившемуся в тот период суждена долгая жизнь, и состоятся ли инженерно-экологические изыскания (ИЭИ) как реально востребованный вид деятельности, или канут в лету на ближайшем историческом повороте ради снижения нагрузки на бизнес и упрощения условий предпринимательства – вопрос, далекий пока от однозначного решения.

 

Инженерно-экологические изыскания «отпочковались» от фундаментальных исследований; к выработке их методики приложили руку ученые академического склада, и следы этого за прошедшие годы никуда не делись. Заключительные слова в названии вида работ «… для строительства» вспоминаются редко, а зря. Ни один вид работ не должен быть «паровозом для машиниста».

 

Так, термин «экосистема» при всей его популярности не должен употребляться в нормативных документах по причине его территориальной неконкретности. Экосистема – прекрасный лозунг, но совершенно никакой объект картирования, нормирования, разработки мероприятий… Экосистемами являются и болотная кочка, и болото в целом, и лесной массив, внутри которого болото находится… У ежа своя экосистема, у ужа – тоже своя, и так до бесконечности. Кто-нибудь видел карту экосистем? Вопрос риторический. А как охранять непонятно что и неизвестно в каких границах? «Мониторинг экосистем в целом» — красивая фраза, и не более. Прекрасно смотрится в названиях диссертаций, рубриках журналов. Однако конкретные методы его ведения, и тем более методические руководства отсутствуют. Именно экосистем, а не популяций отдельных видов, что составляет предмет биологического мониторинга.

 

Пункт проекта СП по «сохранению, восстановлению и оздоровлению экологической обстановки» нереалистичен и даже лицемерен. Любая градостроительная деятельность влечет за собой не «сохранение, восстановление и оздоровление» (для этого надо создавать ООПТ), а изменение экологической обстановки. Надо только, чтобы эти изменения не выходили за рамки требований законодательства (т.е. соблюдение ПДК и ПДУ). Для того и существует экологическое сопровождение хозяйственной деятельности, включая в т.ч. инженерно-экологические изыскания.

 

По составу работ и объемам создаваемых в итоге отчетов инженерно-экологический изыскания – самый сложный вид изысканий, и это – не достоинство. Пришла пора разгружаться от всего избыточного, дублирующего другие виды изысканий. Лукавыми формулировками вроде «изучения экологически значимых опасных природных и природно-антропогенных процессов» можно обмануть только себя, но не общество и не рынок. Не бывает процессов опасных, но «экологически незначимых», а просто опасным процессам уже посвящены два вида изысканий – инженерно-геологические и инженерно-гидрометеорологические.

 

Нет смысла на стадии изысканий, т.е. до принятия проектных решений прогнозировать и «мониторить» последствия неизвестно чего. Тем более, с учетом предстоящей разработки в составе проектной документации гораздо более зрелых, обоснованных и юридически значимых прогнозов, находящих отражение в нормативах ПДВ, НДС и ПНООЛР.

 

Ахиллесовой пятой инженерно-экологических изысканий была и пока остается их недостаточная интегрированность в инвестиционный процесс и, мягко говоря, слабая увязка с интересами инвестора. В отличие от инженерно-геодезических и инженерно-геологических изысканий, результаты которых находят непосредственное отражение в расчетах оснований и фундаментов сооружений, на планах и чертежах, ИЭИ в лучшем (для инвестора) случае лишь констатируют возможность строительства. Причем, если высокое качество выполнения инженерно-геодезических и инженерно-геологических изысканий снижает вероятность осложнений и дополнительных затрат при строительстве и эксплуатации объекта, то качественное выполнение ИЭИ не сулит проектировщикам, строителям и инвестором ничего, кроме «головной боли» от выявленных фактов загрязнения и местообитаний «краснокнижных» видов. Это – объективно неизбежная слабость ИЭИ, убывающая по мере экологизации общества и экономики и растущая в противоположном случае. Однако не менее важен и вопрос о том, чем всё же инженерно-экологические изыскания могут быть полезны инвестору. Ответ на него включает следующие возможные варианты, дополняющие друг друга.

 

Во-первых, серьезный и добросовестный инвестор должен быть заинтересован в фиксации исходного состояния окружающей среды до начала реализации намечаемой им деятельности, чтобы не принимать на себя ответственность за высокий природный фон и за всё, что происходило ранее на земельном участке, в который предстоит вложиться. Отчет об инженерно-экологических изысканиях, прошедший государственную экспертизу – документ, позволяющий сделать это наиболее удобным образом. Однако как действующие Своды правил (причём все 4, действующие одновременно, как это ни странно), так и проект нового Свода правил обо всём этом почему-то умалчивают.

 

Закон «Об охране окружающей среды» №7 ФЗ в редакции, действующей с 2016 г. содержит статью об объектах накопленного экологического ущерба, порядке их выявления и учета. Однако в проекте нового Свода правил само понятие накопленного экологического ущерба упоминается лишь раз, да и то лишь в разделе 2 Нормативные ссылки. О выявлении и оценке объектов накопленного вреда окружающей среде ничего не говорится даже там, где это буквально напрашивается по смыслу описываемых видов работ, например в пунктах об опробовании почв и грунтов, обработке результатов опробования. Между тем, размещение сооружения на не выявленном вовремя объекте накопленного ущерба способно повлечь за собой экономический и социальный ущерб, не меньший, чем размещение в неподходящих инженерно-геологических условиях, что может быть проиллюстрировано следующей историей. Ижевский Подшипниковый завод был построен в 1950-х гг., на склоне и в пойме малой реки Карлутка, на площадке, малопригодной для промышленного строительства из-за склоновых процессов и близкого залегания грунтовых вод. О водоохранных зонах и иных экологических ограничениях в те годы речь не шла. Завод ежегодно приобретал и использовал в производственном процессе порядка 70 т минерального масла. Масло хранилось в подземных емкостях, оказавшихся негерметичными. Кроме того, отсутствовала система сбор и утилизации воды после обмыва загрязненной маслом металлической стружки.

 

В начале 1990-е гг. при экологических исследованиях было выявлено сильное загрязнение нефтепродуктами воды р. Карлутка ниже заводской площадки (до 6,5 мг/дм3, что в 130 раз выше предельно допустимой концентрации). В борту русла этой реки, непосредственно ниже заводской территории, наблюдались выходы масла на поверхность. Защита при помощи противофильтрационного экрана из глины оказалась неэффективной. Тогда же, в период промышленного спада 1990-х гг., завод столкнулся с большими экономическими трудностями, которые привели к банкротству, многократным сменам собственников и закончились продажей производственных корпусов за долги.

 

Новые владельцы решили переоборудовать пришедший в упадок завод под торговые и офисные центры. Поскольку о наличии на бывшем заводе источника загрязнения р. Карлутка и грунтовых вод в городе было хорошо известно, по требованию природоохранных органов были выполнены исследования очага загрязнения. Как при разведке месторождения, были пробурены скважины, из них отобрали несколько десятков проб грунта и грунтовых вод с разной глубины. Это позволило построить 3-мерную модель распределения масла и подсчитать его общее количество – 70 т, в т.ч. более 50 т под зданием самого крупного из цехов. Общий объем загрязненного грунта составил 10,5 тыс. м3. В качестве варианта решения проблемы рассматривался снос цеха и удаление загрязненного грунта экскаваторами. В конце концов, на участках поверхностного залегания загрязненного грунта было выполнено его удаление, а на участках глубокого залегания и путях миграции пробурены скважины-колодцы для сбора и откачки. Откачка была начата в 2005 г. и поначалу достигала более 1 т в месяц; в дальнейшем приток значительно уменьшился.

 

Вполне очевидно, что если бы данный объект экологического ущерба был выявлен заблаговременно, инвесторы могли бы не принимать на себя ответственность за чужие «грехи» и избежать весьма ощутимых потерь, вполне сравнимых с возможным ущербом от некачественного выполнения инженерно-экологических изысканий. Следовательно, инженерно-экологические изыскания нужны не только обществу в целом, но и инвестору не меньше, чем инженерно-геологические. Только это пока менее известно, а устоявшаяся ассоциация с поиском «краснокнижных» видов многократно перевешивает.

 

Если объекты накопленного вреда окружающей среде будут выявляться не при инженерно-экологических изысканиях, то какие еще виды работ для этого нужны? И наоборот: если инженерно-экологические изыскания – не для выявления объектов накопленного вреда окружающей среде, то для чего они?

 

Во-вторых, инженерно-экологические изыскания содержат раздел о социально-экономических характеристиках территории, затрагиваемой намечаемой деятельностью. При существующем положении этот раздел обычно (если не всегда) выполняется формально и сводится к переписыванию средних показателей по району, городу или региону из справок от органов управления, с сайтов, а то и из Википедии. Кому и для чего нужен такой раздел – не вполне понятно; при разработке ПМ ООС он используется едва ли более, чем никак. Ни действующие документы, ни Проект нового СП такому положению не противоречат. А напрасно.

 

Хорошо известно, что реализация проектов размещения объектов, хозяйственного освоения территорий очень часто сопровождается социально-экологическими конфликтами с местным населением, самого разного содержания и степени остроты, чему можно привести множество примеров едва ли не по любому региону. Не столь уж редко такие конфликты заканчиваются вынужденным отказом от реализации проектов, причем на стадиях, когда в проект уже немало вложено. Кто как не изыскатели, выполняющие социально-экономический раздел должны такие конфликты прогнозировать? Прогноз отношения различных социальных групп населения и общественных организаций к намечаемой деятельности должен стать важнейшим элементом социально-экономического блока ИЭИ. Грамотно выполненные прогнозы и своевременные рекомендации по решению проблем способны уберечь инвесторов от весьма существенных потерь, население – от совершенно не неизбежных конфликтов, а то и другое вместе — переломить отношение к ИЭИ как к затратному мероприятию.



Цитата Автора

По составу работ и объемам создаваемых в итоге отчетов инженерно-экологический изыскания – самый сложный вид изысканий, и это – не достоинство. Пришла пора разгружаться от всего избыточного, дублирующего другие виды изысканий.

12345
Загрузка...
Комментарии

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
Журнал «Инженерные изыскания»

Оформить подписку на журнал «Инженерные изыскания»

Журнал «Инженерная геология»

Оформить подписку на журнал «Инженерная геология»

Журнал «Геориск»

Оформить подписку на журнал «Геориск»

Журнал «Геотехника»

Оформить подписку на журнал «Геотехника»