Собеседник главного редактора портала «Геомаркетинг» –

Армен Завенович ТЕР-МАРТИРОСЯН, Доктор технических наук,

руководитель НОЦ «Геотехника», Профессор кафедры МГиГ НИУ МГСУ

 

ГлавРед:

– Профессор! Думаю, не секрет, что во многих отраслях специалисты, имеющие даже высшее образование, не удовлетворены своими зарплатами. Инженерные изыскания и строительство – не исключение. Уверен, что одна из главных причин – несовершенная экономическая модель, которую исповедует отрасль. Формирование цены на услуги, будь то работа инженера или время использования, например, буровой техники, – вопрос не только равновесия спроса и предложения, но и внутренней политики компании, не так ли? Поправьте меня, если я ошибаюсь…

 

Профессор:

– Я бы разграничил отношение к компании как подрядчику, участнику инвестиционного процесса и к компании как работодателю. Давайте посмотрим на эту самую удовлетворенность глазами будущего молодого специалиста…

 

Во времена СССР студент получал стипендию, которая составляла в среднем одну треть от зарплаты рядового инженера. Стипендия была небольшой, но имела неплохую покупательную способность.

 

Сегодня, если примем за основу среднюю зарплату молодого специалиста в отрасли, а это примерно пятьдесят тысяч рублей, то стипендия студента должна быть хотя бы шестнадцать-семнадцать тысяч рублей.  Современные экономические условия, маленькая стипендия вынуждают большинство студентов работать. Причем, совсем не обязательно в отрасли, к которой его готовит альма-матер. Даже чаще всего это совершенно другая отрасль.

 

ГлавРед:

– К чему клоните, Профессор? Разве имеет значение, где и как человек зарабатывает деньги себе на жизнь, учась в ВУЗе?

 

Профессор:

– Имеет. Особенно тогда, когда речь идет о студентах. Я ежедневно сталкиваюсь с десятками студентов, которые в свободное от учебы время работают официантами в «фаст-фудах», продавцами в магазинах, курьерами и консультантами в непрофильных для ВУЗа компаниях. На первый взгляд – ничего особенного. Но давайте посмотрим на вопрос с другой стороны.

 

Устроилась девушка-студентка в магазин модной одежды. Постоянный коллектив, тепло, светло, для сотрудников хорошая скидка на красивые вещи. И тут возникает нечто вроде когнитивного диссонанса. Она привыкает к этой жизни, для нее работа ассоциируется уже с торговлей, а не с будущей профессией инженера. И на начальном этапе, в краткосрочной перспективе ее это устраивает. Ментально она уже далека от приобретаемой профессии и сомневается – а надо ли ей дальше учиться? Но если сейчас она зарабатывает свои пятьдесят тысяч, то уйдя из ВУЗа, она упускает возможность стабильной работы в будущем. Могу уверенно сказать, что выпускники ВУЗов имеют в целом более высокие зарплаты, чем те, кто не получил высшего образования. Хотя бывают исключения.

 

Но на самом деле, за всем этим следует еще более серьезная проблема. Если опустить пафосную составляющую вопроса, то страна и отрасль не досчитается еще одного инженера, в подготовку которого были вложены немалые средства, серьезные людские и временные ресурсы.

 

ГлавРед:

– Мне видится серьезным упущением недостаток понимания у студентов перспектив, более глобального взгляда на жизнь. Начиная получать свои первые деньги, возникает ложное чувство личной самостоятельности, которой не было, когда они брали деньги у своих родителей. Это закономерно. Человек с деньгами при прочих равных имеет больше возможностей. И этот период первых заработков, которые больше родительских карманных денег, сбивает с толку…

 

Возьмем для примера военнослужащих. Еще только поступив в военное училище, они уже достаточно хорошо представляют, какая в их войсках иерархия, к чему можно и нужно стремиться, во сколько лет можно получить, например, звание майор или стать командиром полка. На гражданке все иначе. Многие студенты даже не представляют себе работу на производстве. А ведь это серьезный демотивирующий фактор.

 

Профессор:

– Это верно. В двадцать лет мало кто мыслит даже на среднесрочную перспективу. А о ближайших тридцати-сорока годах вообще никто не думает. Отсюда следует один вывод: отрасль, профессиональное сообщество должны уметь предложить студенту свои ресурсы, свою базу, вовлекая студента в будущую сферу деятельности по основному образованию. Увы, но пока я не вижу никакой заинтересованности компаний поступать подобным образом. Всем нужны сотрудники молодые, но с опытом. А где этот опыт взять, если почти все выпускники ВУЗов ни дня не работали по будущей профессии?

 

ГлавРед:

– Наверняка можно придумать механизмы, которые мотивировали бы компании привлекать на работу студентов профильных ВУЗов?

 

Профессор:

– Мотивация… Это вы хорошо сказали. Какая может быть мотивация у коммерческой компании? Только деньги. Прибыль. Экономия! И здесь законодатели могли бы предусмотреть, например, какие-нибудь налоговые послабления для компаний, дающих работу профильным студентам и молодым специалистам. Ведь если студент бросает ВУЗ или уходит из только что приобретенной профессии, потери исчисляются не только в денежном эквиваленте, но и в том, что строительная отрасль начинает стагнировать из-за нехватки специалистов. В начале 90-х было много специалистов, но не было работы. Когда я закончил институт в 2007 году, стало много вакансий, но вокруг были одни юристы и экономисты.

 

Задачу надо решать комплексно. Ведь студент может доучиться, но потом не найти работу по специальности. А это уже вопрос грамотного планирования, которое было отлажено еще во времена СССР. Действительно, зачем нужно выпускать тысячи инженеров, не предлагая им вакансии? Но это уже более глубокий вопрос, зависящий в том числе и от макроэкономической ситуации в России.

 

Вообще, позиция государства более чем странная. Представьте, государство, оплачивая обучение специалиста из бюджета, сформированного в том числе нашими налогами, выступает заказчиком услуги по отношению к ВУЗу. Через несколько лет этот самый ВУЗ выдает результат, которым никто не пользуется. Можно провести аналогию, хотя она несколько цинична: вы приходите в мастерскую по пошиву одежды, оплачиваете пошив пиджака из высококачественного дорогого материала, а когда вам звонят, что он готов, вы просто за ним не приходите. Это же нонсенс!

 

ГравРед:

– Согласен, Профессор. Государство должно и может найти эту взаимную заинтересованность. Что же касается затраченных на подготовку инженера ресурсов, то оно, видимо, должно выработать механизм повышения отдачи от каждого вложенного в студента рубля, «настроить» его возврат. Например, через какой-нибудь договор студенческого займа. Отработал новоиспеченный инженер три года в отрасли – долг перед государством за получение образования погашен, а значит для молодого специалиста обучение прошло бесплатно. Не отработал – будь добр, оплати свое обучение, пусть даже в рассрочку под пару процентов на десять лет.

 

Вообще без участия профессионального сообщества студенту или молодому инженеру очень тяжело ориентироваться в отрасли, оценить возможности для профессионального роста. Любая отрасль имеет свои взлеты и падения в соответствии с экономическими циклами развития страны. Здесь я бы посоветовал студентам и молодым инженерам посмотреть на профессию под другим углом: поработав в отрасли первые три-четыре года, можно развить в себе управленческие компетенции, получив, например, бизнес-образование. Это серьезно укрепит позиции инженера в компании и отрасли; он будет мыслить другими категориями, как управленец, понимающий, где получить прибыль и как создается прибавочная стоимость в его отрасли. Не за горами и интенсивный карьерный рост! Что посоветуете тем, кто еще не решил, оставаться ли ему в отрасли?

 

Профессор:

– Я считаю, что каждый должен решить сам – остаться ему в отрасли или нет. Но мне кажется нецелесообразным потратить минимум четыре года для освоения профессии, чтобы потом не воспользоваться полученными знаниями. То есть, по сути, осознанно выбросить тот «капитал», который был передан наставником!

 

Прежде всего, студент должен начать работу именно в выбранной отрасли как можно раньше, при этом обязательно с соответствующей записью в трудовой книжке. Будет ли это подработка после учебного дня или пара летних месяцев – не важно. Главное для последующего трудоустройства, что у молодого специалиста будет подтвержденный опыт! И еще. Не следует гнаться за длинным рублем в первые три-пять лет. Целью на эти годы должна стать хорошая практика. В конечном итоге, такой подход окупится.

 

Вообще это сложный вопрос и, по-видимому, должен решаться на уровне государства. Возможно, предложенный выше механизм по снижению налоговой ставки при выплате вознаграждения молодому специалисту будет хорошим стимулом для предприятия, нуждающегося в воспитании своих профессиональных кадров.

 

А ВЫ ДОВОЛЬНЫ СВОЕЙ РАБОТОЙ? ОТВЕТЬТЕ АНОНИМНО НА НЕСКОЛЬКО ВОПРОСОВ…

 



12345
Загрузка...
Комментарии

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
Журнал «Инженерные изыскания»

Оформить подписку на журнал «Инженерные изыскания»

Журнал «Инженерная геология»

Оформить подписку на журнал «Инженерная геология»

Журнал «Геориск»

Оформить подписку на журнал «Геориск»

Журнал «Геотехника»

Оформить подписку на журнал «Геотехника»